Перейти к содержимому


Исследование по ситуации в горнодобывающей отрасли Баткенской области

Исследование ИПДО ОПК Мероприятия в регионе

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 Чынгыз Карымшаков

Чынгыз Карымшаков

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 188 сообщений

Отправлено 21 Октябрь 2015 - 00:32

Общественная приемная Консорциума НПО КР по ИПДО (ОПК) в лице Исполнителя ОФ "Юрист & K"Lawyer & K" в Баткенской области проводит исследование и мониторинг по ситуации в горонодобывающей промышленности Баткенской области, в рамках проекта PWYP "Базовая поддержка ОПК по ИПДО, коммуникационная работа Консорциума по ИПДО" ОПК, также ставит перед собой основные задачи программы; по информированию местного населения Баткенской области, разъяснение и популяризация Инициативы повышения прозрачности деятельности добывающих отраслей;

Мониторинг ситуации в горонодобывающей отрасли в регионе; Организация мероприятий по ИПДО с заинтересованными сторонами; Публикация сообщений и информации на Форуме по ИПДО и другие мероприятия Консорциума.

Одной из первой задач ОПК в рамках проекта PWYP, проводится работа по информированию местное население (сообщества) Баткенской области по распространению информационных бюллетеней по обзору стандартам по ИПДО в КР; "Памятки для населения по охране окружающей среды в регионах с объектами горонодобывающей промышленности (ГДП)"; для землепользователей горонодобывающих регионов", и руководства по общественным слушаниям. которые были подготовлены сотрудниками ЦЧР "Древо Жизни" в рамках проектов по продвижению Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) в Кыргызской Республике. Кроме населения местного сообщества, перечисленные информационные бюллетени и материалы распространяются среди горнодобывающих предприятий (ГДП), депутатов в добывающих районах , как г. Сулюкта, г. Кызыл-Кия, Кадамжайского и Баткенского районов и п.г.т. Айдаркен Баткенской области.



#2 Чынгыз Карымшаков

Чынгыз Карымшаков

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 188 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2015 - 04:55

Хлеб, ценою в жизнь

30.11.2015 11:07 - Аналитика, Избранное, Кыргызстан


Изображение
Баткенская область — это не только цветущие сады урючин, тканные ковры, но и уголь, а значит, права шахтеров и их семей.
Сахира Назарова, Голос свободы, Баткен — Ош
Большая потеря
Более тысячи километров от Бишкека до Исфаны – центра Лейлекского района Баткенской области. Холодным, пасмурным днем, когда на дорогах лежал плотный туман, а солнце скрылось за серыми тучами, мы вошли в дом семьи Ибодовых, где теперь Мохира живет с тремя детьми. В главной комнате было очень холодно, почти как на улице. Накрыт стол к приходу людей, но нет привычного восточного теплого гостеприимства. В этом доме до сих пор оплакивают потерю главы семьи, 36-летнего Зафаржона.
Молодая вдова прочла суру из Корана. Рассказывая о муже, вытирала ладонью слезы. На стене на вешалке висит его одежда. На фотографиях в рамках он улыбается, высокий, статный, уверенный, в окружении детей и жены на фоне природы.

Изображение
Семья Ибодовых

«Это было в апреле, мы всей семьей поднялись в горы», — вспоминает Мохира.
Утром 30 августа на местный пост МЧС поступил звонок из частной шахты имени Раимбердиева – в шахте произошло обрушение и под завалом остался один шахтер. Приехавшие на место спасатели извлекли тело погибшего 36-летнего жителя Исфаны Зафаржона Ибодова.
Мохира рассказала, что когда-то муж работал шахтером, но после повреждения в шахте получил инвалидность второй группы и ушел работать таксистом. Но денег не хватало и он вынужден был вернуться на шахту. Он был бригадиром. Вместе с ним на шахте Раимбердиева работали два его брата, вскоре после гибели Зафаржона они уехали на заработки в Россию.
По факту смерти Зафаржона, как и по каждому смертельному случаю, приезжала межведомственная комиссия. Но результаты работы комиссии по случаю гибели Зафаржона, осталось невыясненными. Ни вдова, ни родственники погибшего не смогли точно назвать причину. Звучала одна фраза — «это был несчастный случай».

Изображение
На шахте имени Раимбердиева

Согласно законам, независимо от форм собственности угольно-добывающего предприятия, семье погибшего полагается единовременная компенсация, размеры которой устанавливает комиссия. Мохира ждет обещанные ей 490 000 сомов ($6600), которые выплатят в два транша — половину суммы до нового года, половину — после.
Руководство шахтой помогло с расходами на погребение, семье привезли около полусотни мешков угля, обещали еще помочь.
Мохира собрала все необходимые документы и подала на получение пенсии по потере кормильца и пособий для несовершеннолетних детей. Старшая девочка учится в школе, второй — 6 лет, младшей — 4 года. Ей сказали, что на оформление уйдет около трех месяцев. Днем женщина занимается домашними делами, дети в школе и детском саду.
«Мама каждый день приходит меня проведать, но большую часть времени я здесь одна», — рассказывает Мохира.
Она пока не знает, чем будет заниматься в дальнейшем.
Шахта ОсОО «Раимбердиев» находится недалеко от города Сулюкты. Возле шахты были 2-3 рабочих, которые никого не пускали ближе, ссылаясь на технику безопасности и отсутствие начальника. По словам работников, все они работают тут недавно, ничего не слышали, ничего не знают о случае со смертельным исходом. Сказали, что техника безопасности соблюдается, они подписывают соответствующие документы. Был уже вечер, быстро темнело, но шахта продолжала работать — был слышен характерный гул работающих вентиляционных агрегатов.

Изображение
На шахте имени Раимбердиева

Кто защитит шахтера?
В области выбор работы не богат. Из-за безработицы мужчины идут в шахты. Работа шахтера является одной из самых рискованных. В месяц могут заработать 5-20 тысяч сомов ($68-270), в среднем выходит чуть больше 10 тысяч ($135). Работают бригадами в дневное время, в каждой бригаде по 6-8 человек.
Каждое утро начальник шахты принимает бригаду, дает задание, проверяет. В разные дни в разных шахтах одна бригада может поднять 200-300 мешков, в каждом мешке около 40 килограммов угля. Но бывает, что в день получается добыть только 10 мешков. Часто шахтеры получают оплату сразу же, из расчета каждому шахтеру за один мешок 50 сомов ($0,7). В других местах за каждый мешок шахтер получает 30-35 сомов ($0,4-0,5).
Не всегда оформляются документы на найм шахтеров. По словам местных активистов, это невыгодно работодателям из-за социальных отчислений и налоговых выплат. Омбудсмен Баткенской области Хаит Айкынов сказал, что впоследствии отсутствие оформленных трудовых отношений влияет на размер пенсий по потере кормильца.
«Устные соглашения между работодателем и работником тоже являются трудовым договором, но отсутствие документов ведет к тому, что организация не платит за работника социальную страховку, подоходный налог, у него нет медицинского обслуживания и пенсионного обеспечения. В случае потери кормильца все эти факты влияют на размер пенсии. При наличии одного ребенка ему начисляется половина от размера пенсии родителя. При отсутствии стажа начисляется минимальная социальная пенсия», — пояснил омбудсмен.
При производственных травмах и смертельных случаях, владельцам шахт удобнее и выгоднее как можно скорее договориться с семьей по выплате компенсации. Смерть шахтера всегда внезапна, семья находится в стрессе, в горе и им сразу же оказывают помощь с похоронами, обещают выплатить положенную законом единовременную компенсацию. Шахтеры не стремятся защитить себя, так как полностью зависимы от работодателя. В области нет общественных объединений, созданных шахтерскими семьями.

Изображение
Шахта "Эркин Комур" в селе Самаркандек

Юрист Чынгыз Карымшаков, много лет защищающий права шахтеров в Лейлекском районе, сказал: «Ни одна из компаний не выполняет технику безопасности на 100%, это однозначно. Когда я разговаривал с представителями межведомственной комиссии, они сказали, что если исходить из требований по техпаспорту, нужно закрыть все шахты. Но людям нужен заработок, поэтому на кое-какие требования глаза закрываются».
Он привел пример, когда после гибели шахтера руководство одного ОсОО предложило компенсацию около 300 тысяч сомов ($405), но семья обратилась в суд и им выплатили около 1 миллиона сомов ($13500).
«В стране хорошие законы, есть утвержденная инструкция по возмещению вреда работникам горнодобывающей отрасли, есть постановление правительства, положения», — отметил юрист.
По его наблюдениям, есть сложности с квалифицированной юридической защитой прав семей шахтеров: «Когда я спрашиваю, вы обращались за помощью к адвокату или юристу, слышу ответ, что адвокат или юрист имеет какие-то связи с руководством ОсОО, или это родственные связи, или еще что-то. Это становится препятствием обращения к ним за помощью. В Баткенской области мало юристов…».
Изучая случаи производственных травм, он выяснил, что пострадавшие не всегда фиксируют случившееся в больницах, так как по требованиям минздрава, медработники обязаны сообщать о каждом подобном случае в правоохранительные органы и органы статистики.
«Чаще всего все списывается на несчастный случай. Здесь виновата система», — говорит юрист.
АО или ОсОО?
Бывает, что в случае возникновения проблем с выплатами, пострадавшие семьи обращаются к правозащитникам. В прошлом году в Аппарат омбудсмена обратились три женщины, им перестали выплачивать компенсации по так называемым регрессникам (шахтеры, получающие возмещение по регрессному иску, это возмещение вреда, причиненного здоровью в результате травм или профессиональных заболеваний).
Омбудсмен пояснил, что в свое время они не знали о положенной единовременной разовой компенсации и руководство АО «Сулюкта-Комур» определили им выплаты протяженностью 3-4 года по частям, примерно по 4-5 тысяч сомов ($54-68) каждый месяц.

Изображение
Омбудсмен Хаит Айкынов

Из-за частой смены руководителей, выплаты были приостановлены со ссылками на большие задолженности предприятия по социальным отчислениям и налогам. Суд принял сторону женщин, но решение суда до сих пор не исполняется.
«Эти семьи просили помощь в виде угля, но руководство предприятия только избегает их. Мне пришлось ездить, встречаться, договариваться и только тогда что-то сдвинулось», — сказал Айкынов.
АО «Сулюкта-Комур» является не только крупнейшим горнодобывающим предприятием региона, но и самым проблемным. 51% акций принадлежит Госкомимуществу. Директор общественного фонда “Юристы и К» города Сулюкта Чынгыз Карымшаков рассказал о проблемах защиты прав шахтеров этого предприятия.
«Каждый год у нас проблемы с этой компанией. Начиная с вопросов о трудовых спорах с сотрудниками, заканчивая социальными отчислениями и налогами. Мы не можем привлечь конкретно кого-либо к ответственности, потому что руководители постоянно меняются, постоянно судятся. Из-за этого страдает местное население, рабочие сами себя защитить не могут, это однозначно, потому что они зависимы от заработков», — сказал он.

Изображение
Прием угля на шахте "Эркин Комур"

По его данным, раньше там трудилось примерно 500 человек, сейчас осталось около половины. Происходит сокращение рабочих мест из-за сокращения участков по добычи. Как сообщил Карымшаков, у предприятия более 30 миллионов сомов (более $405 тысяч) задолженности по соцотчислениям, налогам и заработным платам работникам и оно идет к банкротству.
«По ведомости заработная плата 2 500 сомов ($33), если указывать больший размер, то придется больше выплачивать отчислений, а предприятию это невыгодно. Это несоблюдение требований минфина. Я считаю, что банкротство будет выгодно населению. Предприятие будет преобразовано в ОсОО, а в ОсОО больше порядка. Пример с АО «Сулюкта-Комур» показывает, что государство — плохой менеджер», — заключает юрист.
По его данным, со ссылкой на статданные, в округе выдано около 40 лицензий на геологическую разработку месторождений, работает 24-25 ОсОО.

Изображение
На шахте "Эркин Комур"

Омбудсмен Хаит Айкынов организовал поездку на частную шахту ОсОО «Эркин Комур» возле села Самаркандек. В приграничном с Таджикистаном селе проживает около 10 000 человек. Один из шахтеров рассказал, что здесь соблюдаются все условия техники безопасности, а шахтеры каждый день подписывают документ о том, что знают все требования. Эта шахта отличается современным оснащением, ее глубина около 200 метров.
Пути решения
Омбудсмен предлагает усилить контроль со стороны государственной инспекции по экологической и технической безопасности и прокуратуры.
Юрист Чынгыз Карымшаков состоит в членстве координационного совета по правам человека и борьбе с коррупцией при областной прокуратуре, он предлагает вести активную работу среди населения по информированию о правах.

Изображение
Юрист Чынгыз Карымшаков

«Воздействовать на ОсОО сложнее, надо работать с населением. Государство должно делегировать какие-то полномочия гражданскому обществу. Можно развить институт общественных помощников при Аппарате омбудсмена или НПО. Особых изменений в законодательстве не требуется, дело в недостаточном контроле. Тормозит система прокурорского надзора», — говорит юрист.
Он также выступает за изменение системы договорных обязательств.
«Нужно добиваться, чтобы каждая компания заключала договор с каждым работником, чтобы в документе были определены род занятий, права и обязанности, ответственность сторон», — говорит Карымшаков.
Сахира Назарова, Голос свободы, Баткен — Ош
Адерс статьи: http://vof.kg/?p=28707






Темы с аналогичным тегами Исследование, ИПДО, ОПК, Мероприятия в регионе

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Счетчик